Украина цепляется за российский газ

0
46

Украина призывает ЕС отказаться от «Северного потока — 2», а США — ввести санкции в отношении подрядчиков проекта. Политики и «Нафтогаз» говорят, что когда Россия перестанет нуждаться в транзите своего газа через Украину, то шансы прямого вооруженного нападения на страну со стороны РФ вырастут в десятки раз. Эксперты подчеркивают, что это просто борьба за миллиарды долларов транзитного дохода, и отмечают, что сейчас заявления Киева на судьбу «второго потока» уже не влияют.
Украина цепляется за российский газ

Фото: РИА Новости

Сохранение зависимости России от газового транзита через территорию Украины в Киеве рассматривают не только как гарантию стабильного поступления средств, но и как залог мира и безопасности.

«Самое страшное то, что когда Россия перестанет нуждаться в территории Украины как месте для транзита своего газа, то шансы прямого вооруженного нападения на Украину вырастают в десятки раз», — заявил депутат Верховной Рады Украины Антон Геращенков эфире телеканала «112 Украина», комментируя проект «Северный поток — 2».

Он также призвал США ввести санкции против компаний, желающих стать подрядчиками строительства газопровода, и «образумить» европейские страны, готовые сотрудничать с Москвой. И напомнил, что из-за «Северного потока — 2» доходы в украинский бюджет от транзита газа уменьшатся, а газотранспортная система страны «превратится в металлолом».

Украинские политики не впервые призывают США и ЕС отказаться от новой российской трубы, предупреждая о ее вреде для украинской экономики. Ранее даже назывались цифры потенциальных потерь Украины – $3-4 млрд долларов год или 3% ВВП.

С приближением 2019 года, когда заканчивается контракт на украинский транзит и по плану должен быть запущен «Северный поток — 2», все чаще со стороны Киева выдвигается тезис об опасности вооруженного нападения со стороны северных соседей.

«Запуск «Северного потока — 2» может нести и прямые милитаристские угрозы, которые могут спровоцировать новое полномасштабное наступление российских войск на Украину», — заявил в начале апреля спикер Верховной Рады Андрей Парубий.

По его словам, опасность энергетической угрозы со стороны России не уступает военной, а реализация проекта «является агрессивным намерением, желанием РФ, Путина и его окружения иметь непосредственное влияние на страны ЕС».

Следом за политиками милитаристскую риторику подхватил топ-менеджмент «Нафтогаза». Главный коммерческий директор украинской компании Юрий Витренко в эфире того же украинского телеканала повторил тезис об опасности геополитических последствий «Северного потока — 2».

«Эту мысль мы доносим особенно европейским политикам, которые должны понять не только экономические последствия для Украины, а также геополитические последствия для всего мира», — сказал Витренко.

Но «Северный поток — 2», который пройдет по дну Балтийского моря в обход стран-транзитеров, имеет все шансы быть реализованным в срок. Разрешение на прокладку труб в своих водах уже дали Финляндия и Германия, в течение недели «Газпром» ожидает разрешения от Швеции. Российские власти готовы одобрить проект этим летом.

Проблемы могут возникнуть с Данией, где в прошлом году был принят закон, дающий право МИДу страны заблокировать проект по политическим соображениям. Однако премьер-министр королевства Ларс Лёкке Расмуссен заявил 13 апреля, что Дания не может остановить строительство «Северного потока — 2», даже если не даст согласие на прокладку газопровода через свои воды. Премьер пояснил, что в этом случае маршрут будет изменен и пройдет через международные воды.

Все это укрепляет позиции «Газпрома» в предстоящих судебных тяжбах и переговорах с Украиной по поводу транзита. Накануне заместитель председателя правления компании Александр Медведев заявил, что в случае потребности со стороны европейских потребителей Газпром» готов построить даже «Северный поток — 3».

«У нас есть запасы подтвержденные, у нас есть транспорт, мы строим новые транспортные маршруты. Если Европа заявит свои потребности, готова будет подписать необходимые контракты, то я не исключаю, что потребуются еще новые газотранспортные проекты — «Северный поток — 3», например», — сказал Медведев в интервью телеканалу «Россия 24».

Даже при мощности, уступающей первым двум «потокам», этот проект окончательно добьет украинский транзит.

В настоящее время российский газ в Европу поступает по нескольким направлениям. Около четверти поставок идет по «Северному потоку», который на максимуме своих возможностей может прокачивать 55 млрд куб.м ежегодно.

В 2017 году «Газпром» поставил в дальнее зарубежье (ЕС плюс Турция) 194,4 млрд кубометров. Еще порядка 30 млрд кубометров в год поставляется из России в ЕС транзитом через Польшу, до 15,8 млрд кубометров поступает в Турцию по «Голубому потоку». На долю украинской ГТС пока остается более 93 млрд кубометров в год.

Однако с запуском новых глубоководных трубопроводов — «Турецкого потока» (две нитки по 15,75 млрд кубометров по дну Черного моря из России в Турцию, откуда часть газа будет перенаправлена в Европу) и «Северного потока — 2» (аналогичный первому «потоку» по дну Балтийского моря из РФ в Германию, две ветки мощностью 55 млрд куб.м.) — потребности России в транзите через Украину уменьшатся на порядок.

Раньше сам глава «Газпрома» Алексей Миллер заявлял, что после запуска новых проектов потребность в мощностях украинской ГТС может сохраниться лишь в объеме 10-15 млрд куб.м. При этом, учитывая непростые отношения между «Газпромом» и «Нафтогазом», украинской стороне, по словам Миллера, еще придется «обосновать экономическую целесообразность нового контракта на транзит».

В апреле «Газпром», недовольный решением Стокгольмского арбитража о выплате украинскому «Нафтогазу» $2,56 млрд по действующим до конца 2019 года контрактам на поставку и транзит газа, инициировал их расторжение. Прежде стороны попытались урегулировать спор путем переговоров, однако обе компании признали, что они зашли в тупик.

Эксперты полагают, что «Северный поток —3» — лишь еще один аргумент в вечном споре двух компаний и имеет мало общего с реальностью.

Риторика по поводу «Северного потока — 3», скорее, призвана усилить позицию «Газпрома» в его переговорах с «Нафтогазом» — в условиях долгосрочной неопределенности строить еще одну трубу, которая рискует остаться сухой, вряд ли правильно, полагает директор группы по природным ресурсам и сырьевым товарам Fitch Ratings Дмитрий Маринченко.

«Кроме того, в условиях тех политических трудностей, с которыми сталкивается «Газпром» при согласовании «Северного потока — 2», рассуждения о «Северном потоке — 3» выглядят несколько гротескно», — добавляет эксперт.

В «Нафтогазе Украины», где недавно прозвали своих оппонентов из «Газпрома» котиками, попытались с юмором отнестись к словам Медведева. «В России появился новый вид спорта — укладка ненужных труб», — отмечается на странице компании в фейсбуке.

Наряду с заявлениями политиков все это «напоминает попытку сохранить лицо при плохой игре», отмечает аналитик «Алор Брокер» Алексей Антонов.

«Слова о вероятности вторжения — это не более чем популизм, скрывающий тот факт, что в вопросе транзита Киев сейчас ни на что не может повлиять», — говорит эксперт.

Сохранение украинского транзита нужно в первую очередь ЕС и отнюдь не по политическим мотивам: полностью заместить украинскую ГТС «Северный поток — 2» сможет только к 2021 году, когда проект будет полностью завершен, до того часть объемов закупаемого той же Германией топлива действительно придется прокачивать через Украину.

«В общем и целом перспективы в этой связи у Украины неважные, и в перспективе транзитное значение этого государство будет если не утрачено полностью, то более не будет стратегическим — это точно», — добавляет Антонов.

Украина на уступки идти будет, но не по собственной воле, а под давлением ЕС, защищающего собственный энергорынок, уверен специалист.

Источник: finance.rambler.ru

ПОХОЖИЕ СТАТЬИ:

Поделиться