Убить воробья. Чем опасен тоталитарный контроль

0
47

Со стародавних времен большие начальники разрывались между желанием взять все средства распространения информации под свой контроль и необходимостью иметь независимые и объективные источники той же самой информации. Норвежская «Сага об Инглингах» рассказывает о приключениях конунга Дага Мудрого, понимавшего язык птиц. Осведомителями конунгу служили воробьи, рассказывавшие владыке людей об истинном положении дел в его государстве.

Однажды Даг Мудрый узнал, что один из его чиновников убил воробья. Если этот человек мне верен, ему нечего бояться вольных вестников, рассудил старый конунг. Но если он хочет скрыть от своего короля какие–то новости, значит, он неверен. А если он неверен — значит, он мятежник и заслуживает наказания. И мудрый король приказал казнить воробьиного убийцу, а заодно сжег селение, откуда был родом неудачливый эксперт по надзору над распространением информации.

В более близкую к нам эпоху вождь мирового пролетариата учил: для взятия власти надо в первую очередь захватить вокзалы и телеграф. Товарищ Ленин опирался на практический опыт Февральской революции. Еще за 2 дня до отречения государя Николая II телеграф Министерства путей сообщения распространил известие, что власть в столице перешла в руки Государственной думы (до этого никто в империи и не знал о мятеже в Петербурге).

Ленинский урок о важности телеграфа (и вообще средств массовой информации) хорошо усвоил товарищ Сталин. Во время болезни Ленина он даже наладил издание особого выпуска газеты «Правда», предназначенного исключительно для умирающего вождя. А после смерти Ленина контроль над телеграфом очень помог Сталину отодвинуть от власти своего главного соперника Троцкого. Генеральный секретарь ВКП(б) просто обманул председателя Реввоенсовета, сообщив тому неверную дату ленинских похорон. В результате Троцкий на прощание с вождем не приехал, а все заинтересованные стороны сделали из такого факта соответствующие выводы.

Однако и товарищ Сталин оказался не застрахован от обмана: тотальный государственный контроль над информационными каналами сыграл злую шутку с ним самим.

Вечером 22 июня 1941 года по московскому радио зачитали первую сводку Главного командования Красной Армии, сообщавшую, что немецкие войска встретили решительный отпор и были отбиты с большими потерями. Нельзя сказать, что это было сознательной дезинформацией, — именно об успехах в отражении немцев докладывал Генеральный штаб, опираясь на сообщения «с мест».

Только 27 июня, заподозрив неладное, товарищ Сталин решил послушать передачи берлинского радио (вещавшего в том числе на русском языке). Там говорили удивительные вещи: Минск взят, Западный фронт разгромлен, красноармейцы сдаются в плен сотнями тысяч. Глава советского государства лично приехал в Генштаб, чтобы потребовать объяснений у военного руководства. Все хорошо, дела развиваются нормально, попытался успокоить вождя начальник Генштаба.

Все хорошо? Тогда соедините меня с командованием Западного фронта, потребовал Сталин. С командованием фронта нет связи, ответил народный комиссар обороны… Эти слова означали, что управление войсками потеряно, и вот тут товарищ Сталин не постеснялся в выражениях…

По свидетельству начальника оперативного управления Генштаба генерала Штеменко, официальные доклады были настолько фальшивыми, что офицеры Генштаба вынуждены были звонить по обычным телефонам в деревенские сельсоветы и запрашивать у них информацию о положении войск!

Свободная пресса (и неподконтрольные каналы распространения информации) с точки зрения политического руководства страны имеют множество недостатков. Однако у них есть одно неоспоримое преимущество: они разрушают монополию на информацию, поскольку просто не позволяют ей, этой монополии, возникнуть. А такая монополия, в чьих бы руках она ни находилась, — опаснейшее оружие манипуляции в отношении… нет, не народа, а его руководителя.

Любой директор знает, что подчиненные всегда стремятся выставить свою деятельность в выгодном свете, убеждая шефа в своей компетентности.

Застраховаться от обмана подчиненных можно только наличием множества объективных и независимых источников информации. Поэтому политика ожесточенной блокировки информационных каналов должна настораживать в первую очередь самых больших начальников. Если чиновники боятся вольных вестников, значит, они предатели — так конунг Даг Мудрый еще в III веке говорил.

Источник: dp.ru

ПОХОЖИЕ СТАТЬИ:

Поделиться