Домашний майнинг, покупка кофе за биткойны и другие запреты из закона о криптовалютах

© Артем Геодакян/ТАСС

Законопроект «О цифровых финансовых активах», под которыми подразумеваются криптовалюта (биткойны и другие «цифровые» деньги) и токены («цифровые акции») прошел первое чтение в Госдуме РФ. Законодатели договорились о том, что обычные потребители и бизнесмены могут делать с криптовалютой, смогут ли покупать токены и заниматься майнингом.  ТАСС — об основных положениях будущего закона.

Нельзя покупать и продавать кофе за биткойны 

Криптовалюта и токены определяются как имущество, а конкретнее — «цифровой финансовый актив». Они, согласно документу, имущество, а не деньги. Их можно будет покупать и продавать за рубли и иностранную валюту. Но покупать товары и услуги за биткойны будет нельзя, на чем изначально твердо настаивал Центробанк РФ. 

«На наш взгляд, это имеет в качестве риска подрыв денежного обращения. И, конечно, мы использование криптовалют как денежных суррогатов допускать не будем», — сказала Эльвира Набиуллина, глава ЦБ РФ.

Что происходит сейчас? Покупка товаров и услуг за криптовалюту — не тренд. Этот способ расчетов находится в зачаточном состоянии даже в Японии, которая стала первой страной, принявшей закон о криптовалютах. И там цифровые деньги признаны именно деньгами, а не имуществом. В крупных городах можно заплатить биткойнами в некоторых ресторанах и магазинах, но эта практика далека от повсеместности.

В большинстве стран, как и в России, нет закона о криптоэкономике. Пока криптовалюта была в тренде (спад «хайпа» пошел в начале 2018 года, когда курс биткойна упал больше, чем в два раза) компании эпизодически пиарились, объявляя: «У нас можно покупать за биткойны». Реже это делал крупный бизнес: как сеть ресторанов KFC в Канаде, когда заявила, что продает фастфуд за биткойны. Чаще — владельцы маленьких кофеен и магазинов. Иначе как бы фургон с кофе Headquarters попал на все новостные ленты, если бы владелец не догадался сообщить, что продает капучино за криптовалюту?

Продавать товары за биткойны и без запрета — сомнительная идея. В прошлом году ретейлер LavkaLavka объявил, что так продает фермерскую еду. И скоро к владельцу бизнеса пришли проверяющие из прокуратуры. «Проверяли, платим ли мы налоги с продажи товаров за криптовалюту, — объясняет Борис Акимов, основатель компании. — Мы показали документы: все налоги платим. А делали так: наш сотрудник принимал на личный кошелек биткойны. И оплачивал товары из своих рублей».

Нельзя спрятать криптовалюту от судебных приставов

Криптовалюту и токены, раз они получают официальный статус, однозначно можно будет забрать у должника. Раньше он мог перевести свои деньги в биткойны и спасти их от взыскания через суд. После принятия закона — не сможет.

Что происходит сейчас? Было несколько прецедентов, когда должники смогли спрятать деньги от судебных приставов в криптовалюте. Судьи не включали «цифровые деньги» в конкурсную массу, потому что у них нет статуса. 

В Москве, впрочем, у одного должника скоро заберут криптовалюты по решению суда. Конкурсный управляющий полгода пытался получить разрешение на то, чтобы взыскать с банкрота его криптоактивы. Все суды отказывали, но в начале мая девятый арбитражный апелляционный суд впервые признал криптовалюту имуществом и обязал должника дать доступ к содержимому криптокошелька для включения его в конкурсную массу, сообщает РБК.

Майнить можно только предпринимателям

Майнинг признают предпринимательством.

«Майнеры должны платить налоги. На первых порах, может быть, на два-три года, освободить их от налогообложения, а потом вводить налоги, как для иных видов бизнеса», — заявил Анатолий Аксаков, председатель комитета нижней палаты по финрынку.  

Заниматься майнингом смогут только индивидуальные предприниматели (ИП) и юрлица. Они должны будут платить налоги с полученной прибыли. Сегодня базовая ставка на прибыль — 20%. Физлица в этой системе не предусмотрены. 

Минимального порога объема майнинга, начиная с которого он будет облагаться налогом, не установлено. Но, как ранее заметил Алексей Моисеев, замминистра финансов РФ: «С точки зрения затрат ФНС настраивать весь аппарат на работу с небольшими объемами вряд ли целесообразно».

«Налоговой не будет интересен Иванов с одной-двумя майнинговыми фермами у себя в квартире. Налоговая придет к крупным игрокам на рынке, которые имеют целые ангары под ферму. Во-первых, потребляют большой объем электроэнергии, а значит, их проще отследить. А во-вторых, очевидно, что зарабатывают большие деньги», — считает Дмитрий Малютин, представитель КСК групп.

Что происходит сейчас? Гиков-одиночек и школьников с домашними фермами вытесняют промышленные майнеры — предприниматели, у которых есть помещение, дорогое и мощное оборудование, хорошая техническая команда. Майнить дома все менее и менее выгодно, потому что часто траты на электричество выше доходов от полученной криптовалюты. 

Продавцов токенов возьмут в реестр Центробанка

Привлекать деньги в бизнес через продажу токенов — проведение ICO, аналог краудфандинга — будет можно, но намного труднее, чем сейчас. 

Стартап должен раскрыть информацию о проекте и действовать на основании публичной оферты, должен быть включен в реестр операторов инвестиционных платформ, обладать средствами на сумму не менее 5 млн рублей, работать в соответствии с законами  «О рынке ценных бумаг» и «Об организованных торгах».  

Ужесточение правил для такого бизнеса нужно, чтобы защитить россиян от мошенников. «Скамеры» (так их называют в этой сфере) довольно часто собирают деньги и исчезают после проведения ICO. Так происходит во всем мире, например, в Китае по этой причине официально запретили проводить продажу токенов. 

Также документ говорит о том, что будет узаконен смарт-контракт. Это специальный электронный договор, который используется для всех сделок с криптовалютами и токенами.

Что происходит сейчас? По данным исследования Ernst & Young, в 2017 году компании во всем мире привлекли через ICO более $3,7 млрд. Российские стартапы собрали $310 млн (второе место после американских). На третьем месте был Сингапур, бывшая криптовалютная Мекка, где регистрировали свои ICO-проекты стартапы со всего мира.

Инвестиции в ICO связаны с высокими рисками. Не только из-за мошеннических стартапов. Иногда предприниматели действительно хотят выполнить обязательства перед инвесторами — покупателями токенов, но не могут. На этом рынке много команд, у которых нет хорошо проработанной идеи и опыта в бизнесе. Подавляющее большинство проектов, на которые собрали деньги, продолжают жить на бумаге. Цена токенов падает, потому что бизнес прогорает вместо того, чтобы наращивать капитал, а покупатели остаются ни с чем. 

Анастасия Степанова

Источник: tass.ru

Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомление о